Ростовец

СТАРООБРЯДЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ В Д. МИЛОВАНОВОЙ. 1892 ГОД.


«Близ Семеновской заставы, на левой руке по направлению от Москвы к Измайлову, стоить крайний длинный деревянный дом бывшего богатого кирпичного заводчика М<илова>нова. Незадолго до смерти он устроил в задней части дома о четырех окнах «церковь», в которую приглашал служить самого «Саватея», за которым обыкновенно посылалась карета с закрытыми окнами. По смерти мужа пользуется «церквою» хозяйка, — она-то и задумала спраздновать ныне великий праздник особенно светло. В то время, как на ближайшей колокольне Семеновского кладбища раздался звон к крестному ходу вокруг храма, все семейство М<илова>новых вышло из дому с крестами, иконами, светильниками и свещами, хоругвями, кадильницами, с «попами» в облачениях, певцами и певицами и большой толпой раскольников, — все это направилось вокруг дома, якобы вокруг храма, посолонь, громко распевая: «Христос воскресе... смерть на смерть наступи»… Шедшие в церковь Семеновского кладбища православные, видя и слыша все это, с изумлением останавливались…» (Бр. Сл. – 1892. – Т.1. - №8. – С.618-619).
Ростовец

МОСКВА, КАРИНКИНСКАЯ МОЛЕННАЯ, 1891 Г.

Фотографии в альбоме «Церковь Каринкинской старообрядческой общины: 29.3.1992», автор aj1972 на Яндекс.Фотках



Collapse )
«Въ прошломъ 1891 году, 25-го марта, въ праздникъ Благовѣщенія; когда по всей Москвѣ, исключая того прихода, гдѣ есть храмовый праздникъ, не бываетъ ранней литургіи, а совершается одна поздняя, благовѣстъ къ которой положенъ въ 10 часовъ, — намъ вздумалось освѣдомиться, когда будетъ обѣдня въ моленной, устроенной въ домѣ Коринкина, по Дурновскому переулку, близъ Таганки. Время было свободное; доходилъ 8-й часъ; погода благопріятствовала. Идемъ. Вотъ къ упомянутому дому подъѣхали двѣ женщины и спѣшно вошли во дворъ. Мы дерзнули спросить извозчика: кого и куда онъ привезъ? «Это, — отвѣчалъ онъ, — раскольницы отъ Краснохолмскаго мосту: тутъ ихъ церква. Я ихъ сюда вожу каждый праздникъ»... Направились и мы во дворъ; по лѣвой сторонѣ отъ входа видимъ отворенную дверь; изъ нея выбѣжалъ мальчуганъ. «Послушай-ка, милый, куда эта дверь ведетъ?» — Въ церкву... Входимъ. Нашимъ глазамъ открылось слѣдующее: огромный залъ съ конусообразнымъ потолкомъ; изъ центра его спускается паникадило съ возженными свѣчами. Въ сѣверо-восточной сторонѣ устроенъ алтарь точно такъ, какъ устрояется онъ въ православныхъ храмахъ, т.-е. съ иконостасомъ, царскими вратами, съ сѣверною и южною дверьми, солеею, амвономъ, клиросами, возлѣ которыхъ возвышаются хоругви; предъ мѣстными иконами большіе подсвѣчники; позади лѣваго клироса, ближе къ двери, въ которую мы вошли, стоитъ комодъ для продажи свѣчъ, близъ него квадратный столъ съ просфорами, тутъ же блюдо для сбора приношеній за труды проскомидійные. Мальчикъ лѣтъ 15-ти бойко читалъ часы; на 6-мъ часѣ его смѣнилъ взрослый мужчина для чтенія пареміи. Чтенія же поучительнаго слова «ему же начало: паки радость благовѣщенія» не было, а уставъ повелѣваетъ его читать. Для совершенія поклоновъ съ извѣстною молитвою св. Ефрема Сирина выходилъ изъ алтаря московскій цеховой Епифанъ Ѳедоровъ Драгуновъ, одѣтый въ полное священническое облаченіе, крѣпкій старикъ лѣтъ 65-ти. Первый стихъ молитвы онъ тихо произносилъ на ходу, второй и третій стихи говорилъ передъ царскими вратами; при чемъ великихъ поклоновъ этотъ «отецъ» не дѣлалъ, а поклонялся, какъ-то присѣдая; эти присѣданія онъ творилъ на 9-мъ часѣ и послѣ изобразительныхъ, тогда какъ уставъ ясно повелѣваетъ творити три великiя поклоны до земли. Предъ молитвою «иже на всякое время» Господи помилуй произносилось не 40, а не болѣе 20 разъ. Предъ началомъ литургіи «отецъ Епифанъ» вышелъ изъ царскихъ врать, произнесъ отпустъ и оставилъ царскія врата отверстыми, въ которыя затѣмъ вышелъ діаконъ, бывшій водовозъ Василій Цвѣтковъ, и гнусливо возгласилъ «благослови владыко» Вся эктенія говорилась при отверстыхъ царскихъ вратахъ, чего уставъ не дозволяетъ. Тяжело описывать продолженіе раскольнической обѣдни; довольно, полагаемъ, сказать, что она окончилась въ 11-мъ часу утра, когда уставъ повелѣваетъ совершать литургію съ вечернею» (Бр. Сл. - 1892. - Т.1 - №4. - С.310-312).
Ростовец

Это - ужасно!

Оригинал взят у mu_pankratov в ЧП в Иваново.
Вчера, в Иваново, пожар полностью уничтожил одну из главных городских достопримечательностей — Успенскую церковь XVII века — памятник деревянного зодчества. До 1991 года, она была старообрядческой, потом по каким то соображениям(?)- передали никониянам... теперь сгорела.(((
2013г.




Вот такой она была в 1903году.





Ростовец

КИТАЙ-ГОРОД БЕЗ ИВАНА ФЕДОРОВА И КРЕМЛЬ...

Вспомнился почему-то анекдот: патриарх Тихон (Беллавин) будто бы утверждал, что среди московского духовенства есть только один непьющий дьякон. Это - памятник Ивану Фёдорову. :)
1901_001.jpg
Источник: Иллюстрированное прибавление к газете "НОВОЕ ВРЕМЯ" (СПб.) - 1901.
NVr_1905_001.jpg
Источник: Иллюстрированное прибавление к газете "НОВОЕ ВРЕМЯ" (СПб.) - 1905.
Ростовец

МОСКВА СТАРООБРЯДЧЕСКАЯ В 1880-е ГОДЫ (ПО СУББОТИНУ)

«Еще в 1884 году, вскоре по издании майских законов, именно пользуясь ложным их толкованием, а наипаче покровительством местной администрации, раскольники австрийского согласия задумали построить в Москве, в Преображенском, по Генеральной улице, обширную и великолепную церковь, в которой мог бы совершать торжественные служения сам владыка их Савватий, к великому его прискорбию, лишенный доселе возможности совершать их на Рогожском Кладбище, и откуда можно было бы вести пропаганду австрийского священства среди населяющих Преображенское беспоповцев, а также и православных. Здание, с огромными входными дверями и высокими закругленными окнами, по архитектуре нимало не похожее на обыкновенные жилые постройки, росло быстро, на глазах благодетельной власти, и уже было приступлено к увенчанию здания крышею, как обстоятельства изменились, — свыше, из Петербурга, последовало распоряжение —прекратить незаконно начатую постройку раскольнической церкви... И здание стояло недоконченным до нынешнего лета, хотя раскольники не переставали хлопотать о дозволении достроить его и употребить согласно назначению. Нынешним же летом, как мы сказали, пользуясь обстоятельствами, с помощью благодетелей, раскольники успели достигнуть своей цели, хотя и в неcколько измененном виде. Здание, с чьего-то разрешения, окончено; но внутри ему дан вид жилого строения, — поделаны временные квартиры, где и помещен, под именем жильца, определенный сюда поп Иван, а самая большая квартира, где часть здания остается пустою и в ней ставят полотняную церковь. Поп Иван, зная противозаконность новопостроенной церкви, из боязни отказывался служить в ней; но ему пригрозили за это изгнанием из Москвы, — и теперь он служит. Все это сделано, конечно, в надежде — устроить здесь со временем и постоянную церковь, согласно первоначальному назначению здания. Кроме того раскольники открыли новый приход в Таганке, обратив в постоянную церковь находившуюся при доме Баулина часовню, к которой приделали алтарь. Сюда Савватий определил в попы некоего Авива — сибиряка. Места на новом таганском приходе добивались многие попы из гусляков, пользующихся, как известно, особыми правами на поповство у раскольников, и в том числе поп Матвей из Боровска, пользующейся особыми привилегиями, как обратившийся из противуокружников. Но Савватий дал место в Таганке Авиву, ибо он земляк его — сибиряк <…>. И еще предположено в скором времени открыть приход, с постоянным попом, на Смоленском рынке; а в приход у Тверских ворот, поставить второго попа, так как приход этот все размножается, а теперешним попом Саввой, известным безобразником, многие из прихожан недовольны».

Субботин Н.И. Летопись происходящих в расколе событий за 1888 год. – М., 1889. – С.105-106.